Счастливо оставаться, милая Маша! Борис Ливанов разорвал отношения с Марией Голубкиной

Борис Ливанов шокировал общественность, опубликовав в Интернете послание к своей невесте Марии Голубкиной. «Торжественно клянусь, что замышляю только шалость, и шалость удалась! — подписал он видеофрагмент из известного фильма «Гарри Поттер и узник Азкабана». — Счастливо оставаться, милая Маша!»

Поклонники актрисы переполошились: «Как свадьбы не будет? Но почему? Зачем вам это вообще было нужно?» — негодовали они. Мария, подтвердив сам факт расставания со своим женихом, от комментариев отказалась, пояснив, что оставляет последнее слово за мужчиной — именно Ливанов должен раскрыть подробности их разрыва. «Пусть все Борис расскажет, если хочет», — устало ответила она по телефону.

А ведь совсем недавно влюбленные планировали не только официально зарегистрировать свои отношения в ЗАГСе, но и совершить церковный обряд. «Боря собрался венчаться. Он говорит, что запись в загсе никому сама по себе не нужна, и раз я православная и он православный, значит, надо венчаться. Понимаете, мы серьезно относимся к тому, что между нами происходит.

Боря признавался мне, что отчаялся искать свою женщину, он думал, что ничего подобного с ним уже не может произойти. Он сидел дома на даче на Николиной Горе, чего-то там писал, выходил, только чтобы купить себе жареную курицу, невест не искал. Ну, какие-то романы там были, но несерьезные. Как и у меня: кавалеры появлялись, но через пятнадцать минут уже все заканчивалось, потому что мне становилось дико скучно.

А сейчас… Если честно, я и сама не верю в происходящее! — рассказывала Голубкина в эксклюзивном интервью журнала «7 дней». Теперь же в происходящее не верят поклонники пары, невероятно расстроенные неожиданным финалом этого киноромана.

Борис Ливанов откровенно прокомментировал информацию о разрыве отношений с Марией Голубкиной. По его мнению, слова о свадьбе и последующим за ней венчании были произнесены Марией под влиянием эмоций. Об этом сын легендарного актера Василия Ливанова рассказал в откровенном интервью журналу «Караван Историй».

«Чувства чувствами, но в сорок пять лет уже не бросаются в омут с головой. Надо все тщательно взвесить, — говорит Борис. —Пока мы с Машей решили взять паузу и на время расстались. Тем более что у Голубкиной сейчас непростой период. Она репетирует роль царицы Анны Иоанновны в спектакле «Хрустальный дворец» с солистами Большого театра. Спектакль сложный, с шикарными костюмами, потрясающими декорациями. Маша серьезно готовится, ей нужно сосредоточиться, побыть в уединении. Лишние волнения и переживания ни к чему. Мы ведь можем проговорить всю ночь, а утром ей надо идти и выкладываться на сложнейшей репетиции. Так что решили разъехаться.

Отношения наши строятся — рушатся, рушатся — строятся. И так каждый день. Мы оба очень эмоциональные. Невзначай брошенное слово — и начинаем работать как два трансформатора: двести двадцать вольт туда, триста шестьдесят обратно. Искры летят!

При этом споры никогда не связаны с бытом, только с жизненными установками: у женщин, которые привыкли командовать, они всегда входят в противоречие с установками мужчины. Я очень благодарен Маше за дни, прожитые рядом.

Но мы взрослые люди. Следом за эйфорией всегда наступает отрезвление, понимание, что нужно решать массу более приземленных проблем. Невозможно все время находиться в состоянии полета, так можно сойти с ума. Когда-нибудь все равно придется опускаться на землю».

Источник

Источник