После бурного конфликта начальство отправило кинолога в психушку!

Нам порой кажется, что самые важные, интересные события происходят где-то далеко, за высокими заборами престижных богатых домовладений или в роскошных офисах известных компаний. Но невидимые миру слезы льются, бурные страсти бушуют часто совсем рядом. История обычной молодой женщины-кинолога из Ленинградской области – тому яркое подтверждение.

Правдоискательница и «деликатное» окружение

8 сентября Гатчинский городской суд принял решение об освобождении из психиатрической лечебницы Оксаны Семыкиной. По мнению ее адвоката Михаила Попова девушка была подвергнута принудительному лечению незаконно. А мы-то с вами были уверены, что времена карательной психиатрии канули в Лету! Ан нет, и сегодня порой к этому «фокусу» прибегают, дабы примерно наказать бунтовщиков и запугать тех, кто в душе рад бы последовать их «дурному» примеру.

Итак, расскажем незатейливый, но поучительный сюжет в общих чертах. Оксана Семыкина занималась любимым делом – служила кинологом в Центре кинологической службы ГУ МВД по Санкт-Петербургу. Но постоянно раздражала начальство неудобными вопросами. Остальные молча, покорно «тянули лямку», вернее, тоже ворчали, даже порой громко возмущались произволом руководства. Но дома. В крайнем случае, в теплой дружеской компании.

А Оксана, специалист с 15-летним стажем, победитель многих профессиональных соревнований, считала себя обязанной отстаивать интересы всего коллектива. Ее достижений в профессиональной сфере множество. Назовем лишь один факт: в 2015 году она стала победителем чемпионата по служебной кинологии ГУВД МВД России, выиграв его с блеском в номинации «Поиск взрывчатых веществ и взрывных устройств».

Но она же вечно «висела над душой» своих боссов, спрашивая, почему ее и ее коллег заставляют так часто выполнять сверхурочную работу, да еще и часто неоплачиваемую. При этом сотрудники Центра нередко выходили на смену на несколько суток подряд! Начальство сердилось, коллеги выжидающе помалкивали.

История, где есть место и предательству, и профессиональной чести

В сети можно найти двухчасовую аудиозапись разговора «неудобной» подчиненной с руководством, где суть ее претензий и реакция начальства ясно видны. Чаша терпения даже этой напористой женщины была переполнена, и 4 августа Оксана Семыкина снова пришла на работу, но уже затем, чтобы забрать документы. Но на территорию Центра ее попросту не пустили. Тогда она перевалилась через ворота, где и была задержана сотрудниками ее бывшего учреждения.

Был составлен полицейский акт о «незаконном проникновении», где, в частности, сказано: «Семыкина вела себя вызывающе, ругалась нецензурной бранью и высказывала оскорбления в адрес сотрудников».

Сама Оксана, как рассказывает ее адвокат, ситуацию описывает иначе: именно бывшие коллеги поучаствовали в «операции» по ее задержанию, причем, поставили женщину под камеры и не давали ей из этой зоны выходить. Провокаторы хорошо знали независимый характер «узницы», да и вряд ли найдется человек, который в схожих обстоятельствах вел бы себя примерно, абсолютно спокойно. Возникла вполне предсказуемая словесная перепалка, полицейские позвонили в службу скорой помощи.

К чести медработников, жалобы участников инцидента на психическое состояние Семыкиной их не убедили. Врачи заявили, что оснований для госпитализации не видят, и укатили обратно, отказавшись забирать «революционерку»

Что происходит за закрытыми дверями психушки

Но и ее визави сдаваться не собирались. Отправили женщину в кабинет психиатрической помощи медсанчасти МВД. На часах к тому времени было около 9 часов утра. В приемном покое Психиатрической больницы в Гатчине женщина появилась, согласно официальным записям тамошних медиков, в 17.45. Никто не сообщает, что происходило с 9 утра до почти 6 вечера. Но несложно представить, что это был один из самых тяжелых дней в жизни женщины. Но дальше кошмар продолжился в больничных стенах.

В психушке ее связали, сделали несколько уколов, после которых она очнулась только 6 августа. Самое интересное, что диагноз ей был поставлен 5 августа, когда Оксана находилась в глубоком медикаментозном сне. Он звучит так: «Острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрении, аффективно-параноидный синдром».

Через день сотрудники психиатрической лечебницы направили в суд заявление о ее принудительном лечении. Судьей было назначено проведение экспертизы для проверки поставленного диагноза. Проверка длилась до 23 августа, потом было обещано, что до оглашения результатов в начале сентября никаких препаратов пациентке назначать не будут.

Первые ласточки справедливости

Адвокат Михаил Попов добивался, чтобы Оксану выпустили домой, где за ней ухаживала бы мать. Ему врачи ответили, что девушка угрожает сама себе. «Человек 15 лет взрывчатку искал, а теперь угрожает себе», — удивился адвокат. Но ряд коллег поддержали лечащих врачей Оксаны и их диагностику, заявив, что женщина и впрямь могла потерять контроль над собой. У нее мог произойти серьезный нервный срыв, хотя бы на почве тех самых сверхурочных, той самой нагрузки, против которой она так настойчиво боролась.

Мама Семыкиной в это время собирала подписи в Сети под обращением к президенту. Ее дочку поддержали сотни тысяч неравнодушных людей. Что, возможно, и помогло добиться справедливого вердикта суда.

Что еще очень важно: В ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области 23 августа пришла жалоба от другой матери. Мама одного из сотрудников того же кинологического центра тоже обвиняет руководство заведения в злоупотреблениях власти. Ведется служебная проверка. А ведь раньше все было тихо, никто не отваживался противостоять начальству. Значит, уже достигнут хоть маленький результат: лед тронулся! Страдания Оксаны были не напрасны.

Продолжение последует?

В пятницу, 8 сентября, как мы уже сказали выше, состоялось очередное судебное заседание по этому делу. Судья решила вернуть исковое заявление психбольницы. Но пока что лишь потому, что это учреждение формально не имело полномочий на написание подобного искового заявления

Остается ждать развития событий. Пока непонятно, станет ли Оксана требовать компенсации с обидчиков или предпримет иные ответные действия.

Источник