Он родился без лица и уехал из страны на два года, а когда вернулся, родные не узнали его

Внимание: Данные фотографии могут оказаться шокирующими

Как бы громко ни звучали призывы к толерантности, увы, многие не готовы воспринимать адекватно инвалидов, людей с особой внешностью. Все нестандартное нас немного пугает, мы невольно примеряем ситуацию на себя: а что, если бы… Даже если никогда не скажем этого вслух, все же страшимся вероятности подобных перспектив.

Так что агрессивная реакция части общества на людей с дефектами внешности, серьезными проблемами со здоровьем, скорее всего, защитная. Всё непонятное, нестандартное, непохожее нас настораживает, мы инстинктивно стараемся защититься, поставить блоки, отгородиться, даже совершая жестокие поступки.

Отчасти этим объясняется отказ части родителей от детей-инвалидов. Кто-то не уверен в своих физических, душевных, финансовых силах, — ведь таких малышей надо особенно старательно опекать. Их приходится постоянно лечить, и не факт, что медицина окажется эффективной. Но, по счастью, есть и иные примеры, истории героической борьбы родителей за своих детей. И понимания, поддержки, помощи со стороны совершенно незнакомых людей.

Этого малыша зовут Йайа Эль Джабали , родом он из Марокко. Его лицо обезображено глубокими ранами, но это не результат каких-то травм. Мальчик родился с такими глубокими нарушениями костного основания лица. Дело в том, что плод еще в утробе матери развивался с серьезными отклонениями от нормы. Эти дефекты привели к нарушениям строения черепа: его кости неправильно срослись. В результате у маленького Йайа с рождения отсутствует нос, верхняя челюсть и глаза. А значит, он не видит и не может разговаривать.

В умственном развитии он вполне обычный ребенок, как и в отношении физического развития тела. Но, по понятным причинам, со сверстниками он не общается. А если родителям приходится брать его с собой в людные места, они старательно прячут лицо сынишки. По счастью, он еще не осознает своей проблемы, но мать и отец боятся, что окружающие могут нанести малышу непоправимую душевную рану, а потому тщательно ограждают его от общения с внешним миром.

Родные довольно долго искали специалиста, который решился бы на операцию по коррекции внешности мальчика. Но все местные хирурги отказывались браться за столь рискованный эксперимент.

Один из знакомых семьи посоветовал отцу мальчика выложить фотографии сына в Интернет и обратиться за помощью. Отважиться на такой шаг было сложно, родные Йайа прекрасно понимали, что в Сети их ждет не только сочувствие, но и немало негатива. Но они все же пошли на этот отчаянный шаг, ведь это был шанс найти доктора, который способен помочь их любимому сыну.

Прошло несколько томительных месяцев ожидания, и вот случилось то, на что все близкие так надеялись. На публикацию с графией откликнулась Фатима Барака. Она была соотечественницей семьи, но в последние годы жила в Австралии. Фатима рассказала о замечательном докторе Тони Холмсе. Этот известный австралийских хирург знаменит, в частности, успешной операцией по разделению сиамских близняшек из Бангладеша — Тришну и Кришну.

«Я считаю, что каждый имеет право выглядеть как человек, но у этого мальчика это право было отнято при рождении» — так хирург отреагировал на обращение семьи. И принял решение взяться за обследование, а при благоприятных его итогах – и за операцию. Йайа практически переселился в больничные покои. Ему пришлось пройти через множество тестов, но они показали, что шанс на успех есть. То есть, части черепа соединить можно, а потом и сформировать нос и рот. Самой обнадеживающей была новость о том, что связки малыша в порядке, и после восстановления челюсти и носа он может научиться говорить.

Тем не менее, врач прекрасно осознавал, что операция очень рискованна. Да и средств на нее требовалось немало. И тут снова на помощь пришла Фатима, она пригласила семейство в свой дом в Мельбурне и сама занялась сбором денег. Она искренне полюбила маленького земляка: «Рядом с ним я не вижу деформированное тело, я вижу красивого маленького мальчика, красивую маленькую душу».

Полтора года провел в далекой Австралии Йайа с родителями. Теперь ему уже 5 лет. За это время он перенес несколько непростых операций. Самая первая длилась 20 часов. Врача больше всего беспокоило, что он не может отследить реакцию малыша, ведь он не мог говорить. Сейчас далеко не все позади, предстоит еще не одно подобное испытание. Но определенный прогресс уже заметен.

Понятно, что идеального результата ждать не приходится, лицо мальчика все равно будет далеко от привычных стандартов. После трудных операций ему нужно будет еще и научиться принимать себя таким, какой есть. Но и тут родители и другие близкие обязательно будут рядом.

Источник