Никита Михалков о ситуации вокруг Серебренникова: «Кукольная истерика»!

Несколько дней назад Басманный суд Москвы отправил под домашний арест режиссера Кирилла Серебренникова. Мера пресечения весьма мягкая, учитывая, что обвиняется этот деятель культуры в мошенничестве и хищении 68 миллионов рублей из бюджетных средств, выделенных в 2011–2014 годах на проект «Платформа».

Сам он вину отрицает. Но против Серебренникова уже дали показания ряд сотрудников руководимого им театра «Гоголь-центр». В частности, бывший главный бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева и некоторые ее коллеги. Эту студию, утверждает главбух, и создали исключительно для отмывания денег.

Серебренников поначалу проходил по делу свидетелем, но теперь его перевели в «ранг» подозреваемого в преступлении. Тем временем его коллеги начали сбор подписей в защиту режиссера. Ее уже подписало около полутора тысяч человек. Подписантов уверяют, что режиссера преследуют по политическим мотивам и что он страдает из-за своих особых творческих взглядов. В частности, из-за пристрастия к теме гомосексуализма в работах театра.

В защиту Серебренникова звучат голоса экс-министра финансов Алексея Кудрина, знаменитых актеров, например, Евгения Миронова, режиссера Павла Лунгина и многих других театральных деятелей и работников сферы культуры. Правоохранителей обвиняют в отсутствии гибкости, в чрезмерной жестокости и прочих «грехах».

Один из немногих коллег, что отважился на собственное мнение – это Никита Михалков. Маститому режиссеру эта ситуация кажется, по его образному выражению, «кукольной истерикой». Михалков уверен, что преследуют Серебренникова вовсе не за его творческие изыскания, а исключительно в плане расследования финансовых нарушений.

А значит, незачем устраивать шумиху. Надо ждать результатов объективного расследования. Невиновен – отпустят, виновен – накажут, как любого другого за подобные деяния. А тем доброхотам, что так рьяно защищают режиссера, Михалков посоветовал помочь материально. То есть, в складчину оплатить проекты Серебренникова, чтобы ему не пришлось покушаться на государственные средства, которые должны были направляться на определенные цели.

Источник