Мне часто говорят, что я «недоженщина», «недомать», подробно рассказывают, кто я вообще после этого.

История женщины, которая ушла из семьи, оставив ребенка

Отец ушел из семьи, бросив ребенка, — история если не нормальная, то привычная. К женщине, которая так поступает, общество относится куда строже.

На днях моему сыну исполнилось 2 года. С тех пор как я переехала в Москву, он живет со своим папой в другом городе. Мы разъехались в июне, а сейчас мы уже в разводе. Решение суда вступило в силу недавно, он подал на развод в мое отсутствие.

Мы познакомились перед Новым 2013 годом и быстро съехались. Меня очень не любила его мать и никогда не скрывала своей неприязни.

Обычно о беременной женщине все заботятся: не разрешают ничего делать, спрашивают, как настроение и не обидел ли кто, уговаривают лишний раз сходить к врачу. А меня свекровь все девять месяцев выгоняла на работу, и это притом что я была студенткой. Я отбивалась как могла. А под конец беременности мне стало очень плохо: были сильные боли в позвоночнике и проблемы с давлением. Муж тогда ухаживал за мной, даже помогал мне обуваться. Это было последнее хорошее ко мне отношение.

В ноябре 2014 года родился ребенок, и незадолго до этого свекровь уехала жить в Москву. У меня была жуткая послеродовая депрессия, я не могла смотреть ни на стены, ни на потолок, не знала, куда себя деть. Через две недели после родов приехала моя мама, чтобы помочь мне справиться.

В одно майское утро 2015 года ребенок сильно расплакался. Я взяла сына на руки, успокоила его и удивилась тому, что моя мама не услышала такой громкий плач. Потом я зашла к ней в комнату, стала ее тормошить и поняла: что-то не так. Когда приехали врачи, они сказали, что ничего не могут сделать. Незадолго до этого умер мой папа, у него был рак кишечника.

Тогда мне была очень нужна поддержка, а мой муж вместо этого начал обвинять меня в смерти моей мамы. Он говорил, что пока я занималась всякой фигней, то есть ходила в институт на учебу, моя мама сидела с ребенком и уставала из-за этого. Хотя она как раз для того и приехала, чтобы я могла закончить обучение. Свекровь почти все это время жила у дочери в Москве.

После смерти мамы муж стал водить к нам домой двух своих подруг. Они постоянно пили, он иногда тоже пил с ними. Они все время лезли к ребенку, без спроса брали его на руки, и мне это ужасно не нравилось. Тогда я переехала в другую комнату и переставила к себе детскую кроватку. Последние полгода мы с сыном жили отдельно в своей комнате. Нам повезло, что в квартире 4 комнаты. Я пыталась говорить с мужем о том, что мне не нравятся эти подруги, но у него был один ответ: «Они приходят ко мне, а не к тебе, так что успокойся».

mati




Когда не стало мамы, мой муж еще работал, но вскоре он потерял работу, сел на пятую точку и просто перестал искать что-то другое. Из-за этого наши отношения стали еще хуже. Больше полугода мы жили на 6 тысяч в месяц — 3 тысячи, которые отправляла нам свекровь, и около 3 тысяч, которые нам выделяли на ребенка.

Мне нужно было работать, чтобы содержать себя и сына, и, конечно, я начала искать работу в своем городе. Из-за ребенка меня никуда не брали, даже в детский сад, даже при условии, что с ребенком будет сидеть муж, который не работает. И я плакала перед работодателями, умоляла их, говорила, что готова на любую работу, потому что на тот момент мне нечем было кормить сына. Но они были непреклонны, отвечали: «Приходите, когда ребенок пойдет в сад».

Этим летом, когда свекровь вернулась из Москвы, она стала нарезать вокруг меня круги и спрашивать: «Ты уже собрала чемоданы?» Это продолжалось изо дня в день. Она даже говорила, что оплатит мне билет, лишь бы я куда-нибудь уехала. Как только она вернулась домой, мой муж вышел на работу.

Мне часто говорят, что я «недоженщина», «недомать», подробно рассказывают, кто я вообще после этого. Доходит до оскорблений. Я регулярно слышу их от посторонних людей

В итоге я не нашла другого выхода, кроме как оставить ребенка с отцом. В Москве намного проще устроиться на работу. Конечно, некоторые работодатели беспокоятся, что ребенок будет мешать мне, но после слов о том, что мы живем в разных городах, они успокаиваются.

С сыном мы не виделись 4 месяца: я работаю и не могу приехать к нему. Бывший муж мне говорит: «Ты сама уехала, это твой выбор». Я ему напоминаю, что его мама меня выгоняла, он с этим соглашается, но добавляет, что сам он мне таких вещей не говорил и, вообще-то, предлагал мне пожить с ними, пока ребенку не исполнится три года. Ну а потом свалить.

Когда я уехала в Москву, его подружки начали писать мне в соцсетях, что я кукушка, стали оставлять мне такие гадкие комментарии на странице. Мне часто говорят, что я «недоженщина», «недомать», подробно рассказывают, кто я вообще после этого. Доходит до оскорблений. Я регулярно слышу их от посторонних людей. Те родственники, которые у меня остались, тоже очень осуждают меня. Когда я принимала решение, они спрашивали, нормальная ли я вообще, раз оставляю ребенка с мужем. Я им объясняла, что меня выгоняют из квартиры, у меня умерла мама, папа тоже умер, что у меня вообще нет ни денег, ни работы. Но все бесполезно.

ona




Когда женщина становится мамой, она утрачивает свое лицо. Она становится приложением к ребенку — чем-то наравне с игрушкой, пеналом, книжкой или ручкой. Люди перестают интересоваться ее жизнью, они спрашивают, как поживают ее муж и ее ребенок. А без мужа и ребенка она считается неполноценной.

Как правило, люди задают один и тот же вопрос, который вгоняет меня в ступор: «Ну ты же его потом заберешь?» Я в ответ молчу, и это у них вызывает негодование. Хотя это совсем не их дело. У меня нет твердой почвы под ногами, поэтому я пока не знаю, смогу ли в будущем забрать ребенка у отца. С бывшим мужем у меня плохие отношения.

Я звоню по телефону мужу, чтобы узнать, как дела у сына. Обычно он отвечает: «Нормально». Как-то я узнала, что у ребенка есть няня, дальняя родственница свекрови. Я звонила няне и просила ее дать мне поговорить с ребенком, но она отказала: «Договаривайтесь с папой, я работаю на него и не могу ничего делать без его указаний».

Общество считает, что хорошая мать — это та женщина, которая всю себя отдает ребенку, забывая о себе и о своей жизни

Пару месяцев назад мы познакомились с моим нынешним молодым человеком, начали встречаться. Он очень хороший, у него есть высшее образование, отслужил в армии. Он знает все про моего бывшего мужа и про ребенка, я рассказала ему об этом сразу. Он отреагировал абсолютно спокойно. Теперь он говорит: «Когда соберешься ехать к сыну, предупреди заранее, я попробую взять отпуск и поехать с тобой».

Общество считает, что хорошая мать — это та женщина, которая всю себя отдает ребенку, забывая о себе и о своей жизни. Я думаю, что хорошая мама — это в первую очередь друг для ребенка, это даже важнее, чем быть той самой стереотипной матерью. Кстати, подобные дружеские отношения у меня сложились с моей мамой. Я доверяла ей с самого детства. Обычно моя позиция по поводу мамы-друга вызывает у людей шок. Но я, наверное, плохая мать, ведь мой ребенок остался с отцом и я многого не могу ему дать.

Я не могу сказать, хороший ли папа мой бывший муж. Я точно знаю, что он эмоционально привязан к ребенку. Я еще раз звонила няне, и она сказала, что сын стал очень избалованным, не знает слова «нет». Теперь муж запретил общаться с няней. Он сказал, что если я еще раз позвоню, он добавит меня в черный список.

Конечно, я не спокойна за сына. Например, я боюсь, что бывший супруг приведет домой кого-то наподобие девочек, которых он приводил, когда мы с ним жили в одной квартире. Также я боюсь, что у него будет женщина, которая не даст мне видеться с ребенком.

Сейчас меня окружают люди, которые относятся к моей ситуации терпимо. Например, у меня есть подруга, которая родила сына в тот же месяц, что и я своего. Когда я звоню ей, мне очень тяжело слышать на заднем плане детский голос, но она никогда не задает мне лишних вопросов, понимает, что это некорректно. Она также никогда не рассказывает о ребенке, если я сама о нем не спрошу.

Мне очень стыдно перед моей мамой, потому что она всю жизнь отдала мне, а я не сумела остаться рядом со своим ребенком. У нее не было личной жизни, собственных интересов, а я такого о себе сказать не могу. Это чувство вины укрепилось в голове так прочно, что я уже перестала с ним бороться. Сейчас мне очень тяжело жить. Источник