Любовь Орлова: «Мне никогда не будет больше тридцати девяти лет! Ни на один день!»

Помню, как он рассказывал мне о своем романе с легендой американского кино Гретой Гарбо. Это было во время его стажировки в Голливуде. За счет киностудии им с Эйзенштейном и Тиссэ сняли небольшую виллу для проживания, но когда Грише удалось покорить сердце великолепной Греты, товарищи из деликатности освободили жилплощадь.

И Александров со своей умопомрачительной возлюбленной жили на вилле вдвоем. Правда, роман был непродолжительным — Александрову пришло время возвращаться в СССР. На память обо всем этом у Григория Васильевича осталась фотография Гарбо с надписью, сделанной губной помадой:

«To my only love Grigoriy. Hollywood 1930». Но все-таки главной женщиной его жизни стала не она, а Люба Орлова, из которой Александров сам вылепил кинозвезду не хуже Гарбо».


Киноактриса Любовь Орлова в кинофильме режиссера Григория Александрова Русский сувенир.
«Слава и успех Александрова с Орловой росли от фильма к фильму, — продолжает свой рассказ Иван Лукашев. — И жили они в полном соответствии со своим суперзвездным статусом. Деньги у них имелись немалые.

Они дважды получали Сталинские премии первой степени: Любовь Петровна — как актриса и Григорий Васильевич — как режиссер. Первую — за фильмы «Цирк» и «Волга-Волга», а вторую — за ленту «Встреча на Эльбе». А ведь каждая такая награда составляла 100 тысяч рублей! Для сравнения — средняя зарплата по стране была тогда 500 рублей, стахановцам платили по тысяче.

Орлова и Александров представляли советское кино во многих странах мира. «Звездные» супруги на площади перед Миланским собором.

В то время как остальное население страны и понятия не имело, что там происходит за границей, у Орловой с Александровым имелись постоянно действующие загранпаспорта. Они запросто летали то во Францию, то в Швейцарию, то еще куда-то. Александрову такой паспорт оформили еще в конце двадцатых годов, когда он стажировался в Голливуде.

 

А Любовь Петровна начала выезжать во время работы над фильмом «Весна» — картину ведь снимали на чехословацкой киностудии «Баррандов». Потом уж супруги стали ездить за границу регулярно.


Большинство населения страны и понятия не имело, что там за «железным занавесом», а у Орловой и Александрова были постоянно действующие загранпаспорта.

Во время путешествия в Венецию Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО
Поговаривали, что Орлову и Александрова так легко отпускали за рубеж, потому что они были агентами КГБ. На самом деле, как пишет в своих воспоминаниях советский разведчик Павел Судоплатов, это называлось иначе: «агенты влияния».

Пользуясь особым доверием органов, такие люди выполняли поручения по внедрению советских шпионов в среду европейской элиты. Попасть туда без рекомендаций было нельзя, а Орлова и Александров благодаря дружбе с Чарли Чаплином считались там своими.



Любовь Орлова, Григорий Александров и Чарли Чаплин, 1960-е годы
Нередко они целое лето гостили у Чаплина — тот даже оплачивал пластические операции Орловой. Впрочем, у нее с Александровым имелись и собственные счета в заграничных банках. Разумеется, втайне от советского руководства — в этих делах им помогал все тот же Чаплин, ставший поручителем их вкладов.

Александров был весьма подкован в финансовых вопросах и желал иметь гарантии при любом повороте событий. Из тех же соображений он купил еще и квартиру во Франции — в Париже, у Булонского леса.



Григорий Александров и Любовь Орлова

Ну а на родине у Александрова с Орловой был дом и гектар земли в престижном поселке во Внукове, где в 30-х годах селилась московская элита. Дом был построен по проекту Александрова. Он взял за образец виллу, на которой когда-то жил в Голливуде.

А воплотил эту идею в жизнь шведский архитектор, и дом получился необычным. Там был, например, кинозал: в гостиной одну стену заштукатурили и оставили пустой, получился киноэкран. На рояль ставился кинопроектор, и по вечерам в доме крутили фильмы.
Имелась в доме и танцплощадка: ее обустроили на крыше террасы, причем там была даже маленькая эстрада для оркестра на пять человек. Правда, практически никогда и никто там не танцевал, ведь гостей Орлова не любила.

Загородный дом Орловой и Александрова в подмосковном Внукове, 40-е годы. На верхней террасе – хозяева.

На их даче все было устроено только для двоих: небольшой диванчик, два кресла, маленький столик. Никаких комнат для гостей, наверху только две спальни, каждая со своим камином. А вот единственному сыну Александрова Дугласу, когда тот жил во Внукове, отвели тесный чуланчик, изначально планировавшийся как комнатка для прислуги.

 

 



Григорий Александров с сыном Дугласом и внуком Григорием-младшим.
Даже когда к Александрову приходили по делу, обсудить сценарий, Любовь Петровна могла войти и сказать: «Григорию Васильевичу время ужинать!» И это было не приглашение гостя к столу, а сигнал, что пора уходить.Александров вспоминал: «Любочка разгоняла все компании, так что никаких друзей у меня в доме не было…» Впрочем, в доме бывали родственники самой Любови Петровны».


И вновь слово берет Нонна Голикова: «По соседству со своим участком во Внукове Люба выхлопотала еще один — для своей сестры, моей бабушки. И с тех пор я стала часто бывать в гостях у Любови Петровны с Григорием Васильевичем.

Источник