Муж Жанны Фриске написал книгу о любимой жене. Поклонники считают его слишком «распахнутым»

Жанна Фриске ушла из жизни 15 июня прошлого года. Весь минувший год ее имя, к великому сожалению настоящих фанатов певицы, упоминалось в средствах массовой информации в связи со скандалом вокруг Русфонда.

Кратко суть в том, что не по всем суммам, собранным благотворителями и обычными поклонниками, родные Жанны смогли отчитаться. В неизвестном направлении уплыли, ни много ни мало, около 20 миллионов.

Жанна4

Судебное разбирательство было долгим, разборки между супругом певицы Дмитрием Шепелевым и ее родителями — громкими и порой резкими. Делили ответственность за деньги спонсоров, наследство, даже маленького Платона.

Неожиданное обстоятельство выяснилось этой весной: оказалось, что те злополучные 20 миллионов мать Жанны вложила в один из сомнительных банков, который «сгорел». Потом наступило затишье.

[sociallocker id=»759″] Общественность гадает: был ли вообще в договоре с Русфондом пункт, обязывающий вернуть те средства, что не успели потратить?

Возможно, и об этом пойдет речь в книге, которую только что закончил Шепелев. В прессе появились сведения, что увидеть и купить воспоминания можно будет уже в сентябре. Называются мемуары просто: «Жанна Фриске». Выпускает их издательство «Эксмо» в рамках цикла «Легенды эстрады».

Жанна1

Это не первое жизнеописание звезды. Недавно книжку о ней издала Кристина Розе, медсестра онкологического центра одного из российских городов.

Лично она певицу не знала, но изучила все, что о ней было опубликовано, использовала редкие фото, найденные в Сети, интервью, статьи и т.д. 70-страничный обзор был назван «Жанна. Кардиограмма жизни».

Дмитрий же уверял окружающих, что писать о любимой женщине не собирается. Все это время он вел дневник, вроде бы, для себя.

Но в годовщину ухода Жанны опубликовал пространное открытое письмо, где были и слова в любви, и обвинения, и саможаление, и признание… что многое уже позади, боль отпустила, он больше не живет прошлым.

Жанна3

Несколько цитат из того письма. «И только я, пустота и боль», – звучит в начале повествования.

Потом признание в том, что страдания он пытался заглушить алкоголем. «Стоило выпить чуть больше бокала вина, и я вновь срывался – теперь уже не в боль, а в ярость, обвиняя тебя и только тебя в том, что произошло, что оставила меня, что предала, исчезнув безвозвратно так и не простившись.

И возвращались прежние «зачем?», «для чего все это?», беспомощность и пустота».

В заключение Шепелев обращается к Жанне: «Прошел год. Улеглись боль, растерянность, страх, злость. Мне кажется, что это позади. Я нашел силы оттолкнуться, оставив дно где-то далеко подо мной.

Начал задавать себе вопросы о будущем, строить планы, задумался, наконец, о том, чего хочу. Я больше не живу прошлым. И только иногда, в самые неожиданные моменты понимаю, как мне не хватает тебя.

Жанна2

Как жаль, что сейчас тебя нет рядом. Я рассказываю о тебе сыну, а он внимательно слушает. Он знает твой голос, знает твое лицо и улыбку. А я узнаю в нем тебя, в мелочах, в повороте головы, в кончиках пальцев, смехе. И от этого твердо знаю, что любовь жива без присутствия. Она просто есть».[/sociallocker]

Поклонники певицы и даже друзья Дмитрия неоднозначно отнеслись к самой идее такого публичного самокопания. А теперь опасаются, что и в книге он может быть слишком «распахнутым».

Да и время еще не пришло, считают многие. Все-таки для переосмысления столь трудных вех нашей жизни требуется, как правило, более длительный период.