Елена Коренева: зачем эмигрировала и почему вернулась из США?

После фильма Андрея Кончаловского «Романс о влюбленных», Елена Коренева решительно ворвалась в мир звезд советского кино. А потом были другие незабываемые яркие роли в картинах «Тот самый Мюнхгаузен» и «Экипаж».

А вот ее роль в культовом кинофильме «Покровские ворота» зритель оценил не сразу. Пленку с готовым произведением положили на полку на несколько лет, поскольку Коренева покинула страну. По тогдашним меркам это был серьезный проступок. Почти предательство.

А начиналось все абсолютно безоблачно. Родилась в семье достаточно интеллигентной, артистической. Вращалась в детстве и юности в кругах столичного бомонда. Постоянно слышала разговоры о том, как все плохо и тоскливо тут, на родине, и как замечательно там – на Западе.

Как и многие люди ее круга, мечтала вырваться за границу. Помните, как пелось в незатейливой песенке из кино уже перестроечных лет: «Хеллоу, Америка! С другого берега Ты раем кажешься и выглядишь о-кей!»

К тому же, у Елены случился роман с Андреем Кончаловским, а потом он укатил в ту самую вожделенную Америку. И другие «невозвращенцы» были среди ее знакомых: той самой «золотой молодежи», деток советской номенклатуры или художников, поэтов, других представителей творческих профессий.

Поэтому идея уехать казалась вполне осуществимой и почти безобидной. «Все, кого я начинаю любить – уходят от меня. А точнее сказать – они уезжают» — пришла она к этому выводу и решила сама попытать заморского счастья.

И достойный повод нашелся. Красавица-актриса никогда не испытывала недостатка в поклонниках. С американцем Кевином Моссом она познакомилась в 1982 году в Москве. Он был преподавателем русского языка и литературы, приехал в Россию по работе, и они встретились с Еленой в компании общих знакомых. Это, кстати сказать, был не первый ее роман с иностранцем. Но впервые ей сделали официальное предложение, и она согласилась.

Ее отъезд в США произвел оглушительный эффект. Коренева тогда была на пике популярности, ее наперебой режиссеры звали в кино. В театре работы тоже хватало. Это был пик карьеры, казалось, о чем еще мечтать? Потом она расскажет своим критикам: «Мне казалось, что я устала от актерской профессии, что мне надо отдохнуть, поменять «декорации» своей жизни».

Ее имя после этого постарались забыть или опорочить. Кто-то усиленно распространял по столице слухи, что актриса спилась и даже покончила жизнь самоубийством. А у нее поначалу все складывалось вполне симпатично. Вместе с супругом жила в известных на весь мир университетских городках.

Она расширила круг общения, встречаясь с умными, интересными людьми. Слушала разные лекции: жене преподавателя давали скидку по оплате, а некоторые занятия можно было и бесплатно посетить. Учила французский и английский…

Вот только эта сказка скоро закончилась – муж от нее ушел. Причем, к любовнику! Он был честен с ней: еще когда делал предложение, сразу предупредил о своих особенностях – Кевин был бисексуалом.

Теперь надо было самой думать о куске хлеба. По счастью, она к тому времени уже успела адаптироваться в новой среде, ей было проще найти работу. С актерской профессией было крайне сложно. Она поясняет, какие сложности тут поджидают эмигрантов: «Тут и пресловутый акцент, и другая актерская школа, и нераскрученность имени». За 11 лет, что прожила в Америке, Коренева смогла сняться лишь в двух фильмах Кончаловского, да и то в эпизодических ролях.

Работала и арт-дилером, и официанткой в ресторане, и менеджером. Уверяет, что это ее не смущало: «В Америке нет наших предрассудков, мол, непрестижно, некрасиво». Хотя, думается, тут Елена лукавит: и в США «предрассудков» хватает, и ее самолюбие наверняка страдало. Не за этим она ехала в «страну равных возможностей». К тому же, разница в менталитете все равно ощущалась.

Постепенно она начала осознавать, что профессиональные навыки при таком раскладе теряются. Может наступить момент «дисквалификации», и больше она, даже если очень захочет, не сможет выходить на съемочную площадку или на театральные подмостки.

Спустя 11 лет заграничного бытия она вернулась обратно. Много рассказывала коллегам, знакомым, родне о жизни в США, объясняла, насколько наши представления расходятся с реальностью, насколько мы тут идеализируем Запад. Но и возвращение не было легким и скорым.

В течение четырех лет ей отказывали в визе, после чего разрешили приехать в страну только на год. В 1993 году состоялось окончательное возвращение. Правда, былого успеха в кино и театре у нее после этого уже не было.

Источник