Дмитрия Марьянова можно было спасти, если бы не цепь роковых препятствий

Прощание с Дмитрием Марьяновым прошло 18 октября. Но до сих пор продолжают публиковаться новые детали этого трагического ухода и версии случившегося. Хотя родные актера и его директор, коллеги артиста до последнего момента отрицали, что он лечился от алкогольной зависимости, этот факт уже доказан. В Лобне он находился несколько дней в реабилитационном центре «Феникс», у которого, как выясняется сейчас, даже не было лицензии на проведение соответствующих процедур.

Еще раз, о ситуации в реабилитационном центре

Вообще, последний день жизни актера складывался на редкость фатально. Несколько раз была возможность помочь ему, спасти, но каждый раз как будто злой Рок этому мешал. Супруга Дмитрия Ксения рассказывала коллеге актера Любови Толкалиной, что с супругом она поддерживала связь при помощи СМС. Пыталась поддержать его, а он просился обратно, домой. Она решила, что все же поедет его забирать, но утром. Последнее его сообщение: «Мне очень больно…»

Готово официальное заключение судебно-медицинского эксперта-патологоанатома. Оно гласит, что причиной смерти стала остановка сердца, вызванная тромбоэмболией легочной артерии. Вот только симптомы ТЭЛА у Дмитрия стали проявляться еще утром, и если бы в центре был хоть один профессиональный врач, их трудно было не «расшифровать». Тем более что эта проблема очень распространена у людей, страдающих алкогольной зависимостью.

Один из известных наркологов страны Дмитрий Вашкин добавил, что дополнительным фактором риска мог стать резкий отказ от алкоголя, то есть абстинентный синдром. Организм, особенно, сердечнососудистая система, в такие периоды испытывает серьезную «ломку», и помощь врачей-профессионалов необходима. Поэтому, советует Вашкин, нельзя доверять своих близких таким «левым» центрам, стоит отправлять их только в солидные, проверенные клиники.

К сожалению, у Дмитрия проблема с алкоголем была давно, на какое-то время он справлялся, потом болезнь накатывала снова. Сразу после просыпания в тот роковой день, 15 октября, Марьянов, как уверяют очевидцы, жаловался на сильную боль в спине, под левой лопаткой. К этому типичному синдрому легочной эмболии добавились такие признаки как одышка, учащение пульса, обильный холодный липкий пот. В итоге начало постепенно и последовательно снижаться давление, он слабел.

Профессионал бы достаточно быстро поставил диагноз. В случае этого заболевания единственное спасение – быстро доставить больного в специализированную клинику и провести срочную операцию. Но медика в «Фениксе» не было, какое-никакое образование есть лишь у руководителя этого центра, остальная обслуга ничего общего с медициной не имеет.

Трагическая ошибка

Персонал сделал вывод, что налицо банальный алкогольный психоз, тем более что признаки этого в поведении пациента были. Он пытался уйти из центра, его заперли. Тогда Дмитрий стал требовать, чтобы друзья привезли ему коньяк, звонил кому-то из них.

До сих пор неизвестно, кто же вез его в машине: представители персонала центра или кто-то из друзей все же приехал. Вечером Дмитрию стало совсем плохо, тогда-то и возникла уже известная коллизия со скорой: ее вызвали, а через несколько минут отменили вызов, пообещали привезти больного в клинику сами.

Артериальное давление на тот момент уже не фиксировалось приборами, а сознание стало спутанным. Потеряны были «золотые» часы, фактически, около полусуток.

Дорожное происшествие

Но это было еще не все. Другие драгоценные минуты были потеряны в пути. Как оказалось, кроме Марьянова в машине было еще три человека. Путь до клиники, куда его повезли, занял бы минут 17–20. Но когда проехали уже больше половины пути, иномарку остановили сотрудники лобненской ГИБДД. Им показалось, что водитель вел себя на дороге неуверенно, тем более что это был вечер воскресенья.

Инспекторы открыли дверь и ощутили запах алкоголя. Как потом выявят эксперты, у Дмитрия в крови было на тот момент 0,32 промилле, возможно, от этого и был некоторый остаточный перегар. Полицейские решили провести медосвидетельствование водителя на алкоголь. Тот отказывался, вместе с другими пассажирами пытался объяснить, что человеку очень плохо, нельзя терять ни секунды. Назвали и имя своего пассажира, но полицейским оно, похоже, ничего не говорило.

Препирательства шли достаточно долго, минут 20 или даже больше. Наконец водитель подул в трубочку и они двинулись дальше, в сопровождении машины инспекторов. Почему нельзя было подчиниться требованиям людей в погонах более оперативно, тоже неясно. Инспекторы, как уверяют инсайдеры, узнали весть о смерти актера утром, поставили в известность руководство. Но когда с ними пытались связаться журналисты, от разговора уходили, говоря, что на дежурстве их в тот вечер якобы не было.

Прощание и новые загадки

Прощание с актером прошло в фойе Большого зала Дома кино. Что сразу бросилось в глаза журналистам, — траурных речей было мало. Было видно, что люди до сих пор растеряны и подавлены, немногие находили слова.

Александр Домогаров, Дмитрий Певцов, Людмила Поргина сказали теплые слова в адрес коллеги. Подходили к микрофону и обычные зрители.

Отпевание и захоронение проходило на Химкинском кладбище, похоронили его рядом с родными. Те, кто пришли проститься туда с актером, отметили загадочную надпись на одном из венков: «Мы будем жить с тобой в маленькой хижине», и подпись – «…твоя».

Большие дети, ждущие любви

Один из психологов, причастных к миру кино, дал свой комментарий случившегося с Дмитрием Марьяновым. Он пояснил, что артистов, играющих роли брутальных героев, и в жизни считают такими же сильными. Но чаще всего это далеко не так. У актеров тонкая нервная организация, они в любом возрасте часто остаются, по сути, детьми.

Женщин это, с одной стороны, притягивает, с другой, раздражает. Их пытаются переделывать, воспитывать, требовать от них мужских поступков. А они сами нуждаются в тепле и заботе, в проявлениях любви и признания не меньше, чем их слабые «вторые половины». Отсюда непонимание, конфликты, срывы в алкоголь.

Источник